28e4ee37

Крупская Дина - Странички Черного Юмора



СТРАНИЧКИ ЧЕРНОГО ЮМОРА
(мрачный английский юмор в переводе Дины Крупской)
СТАРЫЙ ДЖЕНТЛЬМЕН
Джордж Каннинг
Сидел у воды один джентльмен,
старичок себе старичком.
На голове его был парик,
и шляпа над париком.
Но ветер дунул. И дунул сильно.
Дунул над стариком.
Шляпу сбросил, и в реку кинул,
и в спину швырнул песком.
К счастью, трость старика лежала
рядом со стариком.
И он попытался достать... Но беда
случилась и с париком!
И прямо такая тоска овладела
стареньким стариком!
Пустил он на воду трость, чтобы плыть
за шляпой и париком...
Но не решился. Стоял нелепо
в мокрой воде, босиком.
Вдаль, кружась, уплывала шляпа
с тростью и париком.
Но как бы некоторое озаренье
вдруг повлекло старика
по реке в направлении шляпы,
трости и парика.
Как бы воды не касаясь, бежал он...
первые пять шагов.
И догнал бы... Но мало ль на свете
шляп, париков, стариков...
ПОРЯДОЧНАЯ АЛИСА БРАУН
В.С.Гилберт
Жила-была Алиса Браун, дочь разбойника.
Он вечно ужас нагонял на граждан городка.
Ее старушка-мать была любезна и глупа.
Но речь ведется не о них, пардон, мама, папа.
Случилось как-то раз торчать Алисе у окна,
а там - красавец-джентльмен (как раз была весна).
Как раз он шел, и на него сверкнул Алисин глаз.
Она сказала: "Я люблю таких как он как раз."
И был Алисин дом как раз к таможне на пути,
он там чиновником служил с восьми и до пяти.
И каждый день он мимо шел в один и тот же час,
и в семь пятнадцать каждый день сверкал Алисин глаз.
Но вдруг Алису обуял благочестивый страх:
грешно на юношей глазеть со страстию в очах.
И вот к священнику она спешит, ведь он старик,
к тому же знает их семью и ко всему привык.
"Святой отец, я вас опять сегодня огорчу.
Я все скажу как на духу, как говорят врачу.
Среди несчастных грешниц я, увы, несчастней всех".
Зевнул священник: "Удиви. Посмотрим, что за грех".
"Я помогала воровать, младенцев похищать,
прохожих бедных убивать и сейфы обчищать.
То чек подделаю слегка, то подсыпаю яд...
И задушила малыша: на нем сверкал брильянт".
Слезу священник уронил и молвил ей кряхтя:
"Себя так строго не суди, прелестное дитя.
Невинных дурно убивать. Но толстый кошелек...
Тэк-тэк, постой-ка... пять да два... полкроны за грешок...
Нельзя девице не иметь прекрасного лица.
К нему нелепо ожидать седины мудреца.
И нам не должно осуждать проделки юных дев.
Иди и больше не греши... молитвы не допев".
"Отец мой! Ваша доброта растрогала до слез!
Дешевле трудно разрешить сей каверзный вопрос.
О, вашей мудрости простой вовек мне не забыть,
и я ещё один грешок скажу вам, так и быть.
Однажды мух ловила я, смотрю в окно - и ах! -
вдруг вижу: юный джентльмен со страстию в глазах.
Он ходит мимо каждый день в один и тот же час,
и мне не раз он подмигнул, и я ему не раз..."
"Стыдись, заблудшее дитя, - священник Поль изрек. -
Прискорбну новость мне Господь под старость приберег.
Твой милый папенька решил (да будет он здоров!)
отдать тебя за главаря бандитов и воров.
О сколько боли причинит сей богомерзкий жест
твоим родным и тем, кто за их счет и пьет, и ест!
Не страшен голод мне, пока грешите вы. Ей-ей,
я не встречал семьи преступ... прекраснее твоей.
В приходе больше чем в раю младенцев и святош.
Такой на исповедь придет - ну что с него возьмешь?!
И если в жены джентльмен (ха-ха!) тебя возьмет,
твой бедный добрый старый Поль от голода умрет".
Священник мрачно натянул на лысину колпак
и поспешил к отцу семьи - поведать, что и как:
кому подмигивала дочь, и кто мигал в ответ.



Назад