28e4ee37

Крупская Дина - Мышонок У Моря (Стихи)



Дина Крупская
МЫШОНОК У МОРЯ
Мышонок у моря
Мышонок не боится поездов,
Берет плацкарту, горд и независим,
И едет к морю. И не пишет писем.
Он изучает ямки от следов.
Снимает угол с видом на луну,
И на берег выходит в час отлива,
И черпает из ямок торопливо,
И носит к морю пленную волну.
Не объяснит, не скажет ничего.
И так весь отпуск. Жалко аж, ей Богу!
Все двадцать дней, плюс траты на дорогу.
А с виду ведь не скажешь про него.
Баллада о табуретке
Надоело стоять табуретке на кухне в углу,
И шагнула с усилием - раз, и другой, - и пошла.
В рюкзачок побросала две пары калош и пилу,
И кусочек фольги. (Боже правый, на что ей пила?)
И пошла по осенним дворам, загребая листву,
Представляя, что в сумрачной чаще пилу достает,
Чтобы крепкий дубок повалить на сырую траву,
Чтобы выпилить спинку резную и ножки вразлет.
И выходит на площадь, и сослепу кажется ей,
Что коробки домов - это дивные горы вокруг,
И она в три прыжка обгоняет табун лошадей
И заливисто ржет, выбегая на солнечный луг.
Но толпа увлекает её в подземелье метро,
Где потоком безмолвным заносит, как щепку, в вагон.
И грохочет состав, как в колодце пустое ведро,
И какая-то тетка устало садится на трон.
Лежа на холме
Здесь трав и звезд хоры и подголоски,
И жаркий ветер с бубном и трубой.
Здесь всё - о жизни, о красе неброской.
Здесь только ты и небо над тобой.
И ты - земля. Шершавые стволы
Стоят, роняя медленные тени.
На лунных тропах резкие углы -
Сплетенных веток локти и колени.
И корни там, в прохладной глубине
Вбирают влагу, ластятся друг к другу.
А глубже - глина, тьма. Лежат во тьме
На слое слой волы, повозки, вьюги,
Металл и шепот, слезы и зола...
Спрессованная кровь тысячелетий
Рванулась вверх и сквозь тебя прошла.
Вот почему ты плачешь на рассвете.
* * *
Спросонья щурюсь: дерзкий свет.
Веранда. Солнце нараспашку.
Готовит бабушка омлет
В ночной заштопанной рубашке.
На примус бережно ворчит
И спирт сухой, как сахар, крошит.
Потом тарелками стучит:
Мне - с петушком, себе - поплоше.
Приносит воду - два ведра,
И говорит без всякой злобы:
"Я старая, мне в гроб пора".
И я боюсь - её и гроба.
А мама скоро не придет:
Она в Москве, а мы на даче.
Мне косы бабушка плетет -
Так туго, что сама же плачет.
* * *
Лес на закате прозрачный и розовый.
Сосны возносятся медным огнем.
Солнечный ветер и ветер березовый
Шепчут, щебечут и плещутся в нем.
Трогает клавиши ветер осиновый:
Красную, жёлтую, красную, жё...
Выше, где лишь голубое и синее -
Тсс! не тревожьте! - уснул дирижёр.
* * *
Вой - не вой, но ты ветер марта
И последний взметаешь снег.
И вода в предвкушении старта
Бьет в закрытые ставни рек.
Нестерпимым прошило током
Сердце каменное земли.
По сухим ещё водостокам
Две синицы гулять пошли.
Весна
За Калугой - холмы, долины
Да высокие берега.
Утро перышком тени длинной
Тронет заспанные луга.
И пронзительной, чистой нотой
Потревожен покой земли:
Одуванчики желторото
Букву "Солнце" произнесли.
* * *
Дождь на реке и яблоко в кармане.
Слух напрягу, как лучник - тетиву.
Услышу: лошадь фыркает в тумане,
Макая морду в мокрую траву.
Сырая мята в слове "сыромятный".
Дождь пробежал, запахло молоком.
Жаль, так же незатейливо и внятно
Не скажешь человечьим языком.
Я этот мир как яблоко сжимаю,
Хочу его почувствовать, понять...
Дождь на реке. И вдруг я понимаю,
Что больше ничего не нужно знать.
Утро
Эй, наверху (не помню всех имен),
Что ты возьмешь за час-другой постоя?
Гони меня как облако просто



Назад