28e4ee37

Крупеникова И - Лицом К Лицу



И.Крупеникова
ЛИЦОМ К ЛИЦУ
Вспышка.
Горячий белый свет ринулся в глаза, и вслед за ним в распахнутое
сознание ворвалась боль. Я едва не вскрикнул и зажмурился. Под веками
расплылись красные круги. Тупая пика, вонзившаяся в затылок, заставила меня
поднять голову: Ничего не получилось. Чтобы что-то поднять, тем более часть
своего тела, надо по крайней мере чувствовать это тело, а я с ужасом понял,
что не чувствую ровным счетом ничего. Только тупая пика в затылке. Из
глубин пустого колодца выкарабкалась первая внятная мысль: где я?
Я медленно приоткрыл глаза. Свет. Уже не столь горячий, как в момент
пробуждения. Прямо надо мной раскинулось яркое лазурное небо, где в гордом
одиночестве воцарился раскаленный добела шар. Солнце. Светило мерно
покачивалось в необъятном небесном океане, из чего я заключил, что каким-то
образом передвигаюсь. Скорее всего меня несут. Черт возьми, тогда почему я
не ощущаю никакой опоры за спиной. И руки? Где мои руки?
Я попробовал пошевелить пальцами. Вроде бы руки целы. Повел плечом.
Ничего. Странно, может быть мне не хватает сил? Пика в затылке превратилась
в тупую круглую палку, и эта палка не слишком приветливо ласкала меня в
такт шагу.
Так. Значит все-таки несут.
В поле зрения мелькнул балкон и конек крыши. Тот или те, кто меня
транспортировали, остановились. Что-то лязгнуло о камень. Похоже, трость. Я
порадовался про себя - слышу. Силы как будто бы понемногу возвращались ко
мне. Однако, пока я не выяснил, что со мной произошло, я не рискну
предпринимать какихлибо действий. Возможно, я ранен. Возможно, в плену или,
напротив, меня спасают друзья. Я должен выяснить и: Тут я сделал еще одно
неприятное открытие. Вспомнить? Это что же получается: я не помню?!
Следующая членораздельная мысль выползла из колодца моего сознания: кто
я?
Тут я не выдержал и издал какой-то звук. Точнее, я хотел обратиться к
моему или моим "носильщикам" с вопросом, но слов не произвел - один лишь
жалкий вздох.
- Ну-ну, малыш. Скоро будем на месте, - услышал я равнодушный ответ;
говоривший на меня не посмотрел. - Джузеппе! - это он явно не ко мне. -
Джузеппе!
- Простите, синьор.
Джузеппе нагнулся надо мной и безо всяких эмоций принялся утирать
платком мои губы и подбородок. Я попытался поймать его взгляд. Однако слуга
управился с моим лицом так, как управился бы с запылившимся манекеном.
Движение возобновилось. Мерный ровный шаг. Мерное постукивание трости
по мостовой. Крыши домов заслонили половину голубого простора надо мной, и
ехидное солнце соскользнуло с черепицы на другую сторону улицы. Тень. Я
вздохнул облегченно.
Мой провожатый опять остановился. На этот раз Джузеппе подскочил ко мне
без особых указаний, вновь старательно протер мне лицо и встал рядом с
хозяином. Возле моего левого уха мелькнула трость, и человек, который нес
меня, уверенно постучал ею в дверь. Я, кажется, одеревенел от изумления.
Если его руки свободны - а они были свободны - то каким образом я держусь
над землей? Не могу же я плыть в воздухе! Следующая мысль оказалась
пострашнее: а где в таком случае мои ноги?
Найти ответ я не успел. Дверь открылась и хриплый мужской голос произнес:
- Мы заждались вас, синьор Лоренцо. Проходите. Один, - послышался
сдавленный, плохо скрываемый смешок.
Синьор Лоренцо казался невозмутим.
- Джузеппе, жди меня здесь.
Я заметил растерянность и страх, мелькнувший в глазах слуги. Да и у
самого у меня почему-то засвербило в груди. Я ожидал, что меня опустят на
землю и уж тогда-то



Назад