28e4ee37

Кривин Феликс Давидович - Ушельцы



Феликс Кривин
Ушельцы
В одном из купе скорого поезда Ужгород - Москва ехали двое. Один -
потрепанный, общипанный жизнью толстяк, с волосами, когда-то жгуче
черными, а теперь покрытыми жгучей сединой. Он сидел у окна перед стаканом
остывшего чая и листал такую же, как и он, потрепанную книгу известного
писателя Кристофера Бомслея. Впрочем, книга была не его, а другого
пассажира, его же была газета "Сельская жизнь", уже дважды читанная.
Второй пассажир был, конечно, Ленька Соломин, потому что не станет
Ленька читать газету, в особенности "Сельскую жизнь". Круг чтения его был
ограничен двумя жанрами: приключенческой литературой - для сердца и
научной фантастикой - для ума.
В книге, которую он прихватил в библиотеке для дорожного чтения, было
два романа Кристофера: "Секретное оружие" и "Ушельцы", Он начал со
второго, соблазненный названием. В романе рассказывалось об ушельцах -
людях, ушедших с Земли в другую цивилизацию. Та цивилизация, по сравнению
с земной, была на более низкой ступени развития, и земные ушельцы, ставшие
там пришельцами, снискали любовь и уважение тамошних аборигенов. Здесь, на
Земле, они не хватали с неба звезд, а там стали светилами ума, вроде
нашего Аристотеля. Понятно, им не хотелось уезжать, возвращаться из
Аристотелей в прежнюю заурядность.
Ленька и сам уходил в своей жизни не раз, но все это были уходы не
кардинальные, в пределах Земли. А ушельцы решились. У них хватило
смелости. И хватило твердости не возвращаться обратно.
В практической жизни часто требуется фантастика. Соберется компания,
пойдет непринужденный разговор, и тут вы вставляете между прочим:
- У одного американского писателя женщины стареют медленнее мужчин,
потому что их включают только тогда, когда в них бывает потребность.
Тут, конечно, вспыхнет общий интерес: как это женщину включают и
выключают? Найдутся грубияны, готовые женщину выключить насовсем, найдутся
и охотники одну женщину выключить, а включить другую. Особое удивление
вызовет то, что женщина не лежит выключенная, а на это время совсем
исчезает.
- У нас только мужики исчезают, - скажет какая-нибудь, уже вовсе
потерявшая надежду.
Кто-то поинтересуется, исчезает женщина вместе с детьми или оставляет
их на отца, чтобы держать его при семье, пока она будет отсутствовать. И
это, конечно, оживит разговор.
Воспитание детей - Ленькин конек, но конек скорее теоретический,
поскольку практика у него всегда кончалась в самом начале. Хотя о
воспитании лучше говорить с матерью ребенка, оставшись с ней наедине, чтоб
она потянулась к тебе как к педагогу. У нас, откровенно говоря, мало кто
умеет воспитывать, и вдруг находится человек, который умеет. У какой
матери не загорятся глаза?
Педагог, фантаст и романтик. У какой женщины не загорятся глаза?
Женщины, особенно замужние, любят романтиков. Ей, обвешанной семьей,
словно гроздь виноградная, только романтиков и подавай. Но она, конечно,
себе не позволит, пока не созреют ее виноградинки. А как созреют, отпадут,
кому она будет нужна, старая ветка?
Ну, а та, которая не слишком обвешанная, смотришь, и рискнет на
отчаянный шаг. Взыграет в ее жилах романтика, подхватит она ребеночка и
подастся за Ленькой Соломиным в туманную даль.
И станет она Соломина. Соломенная жена. Не соломенная вдова, но и не
жена настоящая.
Ленька против формальностей не возражал, он всех пускал под свою
фамилию, не придавая большого значения бракоразводным делам. Женился он
легко, поскольку шел не в кабалу, а просто из одной на



Назад