28e4ee37

Кривин Феликс Давидович - Притчи О Жизни



Феликс Кривин
Притчи о жизни
В притче все обладают одинаковым голосом, и немой камень может сказать
не меньше, чем разговорчивый попугай, а крохотный муравей может нести
большую мысль, чем целый караван верблюдов.
Так и в жизни - самые незначительные события говорят порой не меньше,
чем выдающиеся, и даже отсутствие событий непременно о чем-то говорит.
Допустим, я не был в Новой Зеландии. Этот факт не менее серьезный и
наводящий на размышления, чем то, что вы многократно там побывали. Почему
я там не был? Не хотел? Не мог? Или, может быть, в это время я был на
Мадагаскаре? В моем случае ответов много, а в вашем только один: вы были в
Новой Зеландии.
И, подобно тому, как травинка в притче, не сходя с места, может сказать
не меньше, чем орел, облетевший свет, - так и простые события простой
жизни могут сказать о чем-то совсем не простом.
Потому что жизнь - весьма непростая вещь, как бы просто она ни
выглядела.
ВЕРБЛЮД
Мы, наверно, были ровесники, но я еще был ребенком, а он уже успел
стать большим. У него была нелегкая жизнь, поэтому он стал большим, а я со
своей легкой пока оставался маленьким.
Жизнь верблюда засохла на нем ссадинами и комьями грязи и застыла
печалью в его глазах. Он что-то жевал и жевал, словно боялся проглотить,
зная, что больше жевать будет нечего.
Он не обрадовался нашей встрече так, как обрадовался я. Видно, жизнь
еще не научила его радоваться.
А меня научила. Я стоял перед ним, дрожа от восторга, и говорил:
- Ой ты мой верблюдик! Ой ты мой маленький!
Он не был маленьким, и это было ему известно.
- Красивенький мой!
Он знал, что он не красивенький.
И пока я говорил ему эти приятные слова, он равнодушно жевал, словно
собирая там, во рту, достойные слова для ответа.
Потом он их выплюнул.
Конечно, жизнь не научила его хорошим манерам, но если плевать в глаза
каждому, кто хвалит тебя в глаза... Пусть несправедливо, но все же хвалит,
а не ругает в глаза...
Больше я ничего не скажу. Чтоб не получилось, что в глаза я его хвалил,
а за глаза говорю о нем разные гадости.
ЧАЙ В ПРИЯТНОЙ КОМПАНИИ
Мишка Пузо был большой шутник, но шутить он еще не научился. Он даже
штаны застегивать не научился, а это легче, чем научиться шутить. Известно
немало людей, которые отлично застегивают штаны, а шуток просто-напросто
не понимают. И при этом все же стараются шутить - к общему огорчению.
Пузо - это была не фамилия Мишкина, а прозвище, которое он сам себе
придумал. Он был толстый и очень гордился своим животом, который называл
по-приятельски пузом. И требовал, чтоб его самого называли Пузом. Он
вообще требовал к себе уважения.
В тот день мы пили с Мишкой чай в приличном доме - у племянницы тети
Лизы, нянечки из нашего садика. Нянечка взялась присмотреть за нами, пока
наши родители проводили летние отпуска, и забирала нас из садика к себе
домой, а оттуда, из дома, водила в гости к своим родственникам.
В знак уважения к нашей нянечке ее родственники угощали нас чаем, а
потом отправляли играть за шкаф. У всех у них комнаты были перегорожены
шкафами, чтобы не все время жить друг у друга на виду, а иногда прятаться
друг от друга за шкафом. Это у них была такая игра: они играли в две
комнаты.
И вот в одном из этих приличных домов, у племянницы тети Лизы, нашей
нянечки, во время вечернего чаепития Мишка Пузо насыпал мне вместо сахара
соль, считая это удачной шуткой. Сейчас я понимаю, что эго была шутка
совсем не удачная, а в то время она мне казалась весьма остроумной.
Соль Мишкиной шу



Назад