28e4ee37

Кривин Феликс Давидович - Дух Наполеона



Феликс Кривин
Дух Наполеона
В одном из российских городов, - может, в Курске, а может, в
Волоколамске, но совершенно точно, что на улице Ленина, - жил человек, в
котором жил дух Наполеона. Этот дух поселился в России давно, сразу после
Святой Елены, где окончились земные дни императора. Чем-то ему еще при
жизни приглянулась наша страна, - может быть, тем, что в ней самые
безумные идеи осуществлялись, а разумные не могли пробиться в течение
веков.
После смерти человек останавливается на той точке развития, какой ему
удалось достигнуть при жизни. Кто на этом свете не поумнел, на том уже не
поумнеет. На том свете многие думают: надо будет в очередном земном
воплощении что-нибудь подчитать, подучить, пытаются даже завязать на
память узелок, но в тех местах завязать его практически не на чем.
С этими воплощениями иногда случаются пренеприятные казусы. Дух одного
из столпов антисемитизма после его смерти вселился в еврея. Зачем? Чтоб
иметь под рукой постоянное поле деятельности? И всю жизнь этот еврей
испытывал какое-то внутреннее неудобство (о внешних неудобствах еврея не
будем говорить). Что-то в нем такое происходило, а что именно, он понять
не мог. Его все время тянуло изменить в паспорте национальность,
рассказать в неподходящей компании еврейский анекдот, напиться и
нахулиганить так, чтобы все хулиганы и алкоголики считали его своим
человеком.
И вдруг все заговорили об исторической родине. К тому времени у еврея в
паспорте значилась уже совсем другая национальность, и пришлось потратить
немало сил и средств, чтоб вернуть свою, историческую. Наконец-то все было
хорошо, можно было пожинать плоды своей национальности, однако
неисторическая родина не дремала. Она решила вообще убрать в паспорте
графу "национальность", чтоб не было видно, кто еврей, а кто не еврей. То
ли для того, чтоб никого не выпускать, то ли для того, чтобы все граждане
выглядели как потенциальные евреи и могли уехать на свою историческую
родину.
Тут даже дух великого антисемита не выдержал. Он стал шуметь, что,
дескать, нечего нам ставить паспортные заслоны, что мы, евреи, должны жить
на своей исторической родине. Зачем ему это было нужно? Может, он хотел
иметь под рукой более широкое поле деятельности?
А вы посмотрите, в ком живет дух Льва Толстого. Мало того, что он
сопротивляется злу насилием, и даже не злу, а добру сопротивляется
насилием, но он же за всю свою жизнь ни разу не раскрыл книжки. А человек,
в котором обосновался дух Антона Семеновича Макаренко, в буквальном смысле
лишен родительских прав. Он из тюрьмы не вылазит, в то время как дух его,
великий педагог, пытается его перевоспитать и даже открыл у него внутри
маленькую колонию имени Дзержинского.
Но вернемся к духу Наполеона. Долго мыкался он по российским медвежьим
углам, мечтая перебраться в Москву и зажить нормальной цивилизованной
Жизнью. Но это были ему не прежние времена: тут хоть какое войско собирай,
вокруг Москвы выставлен железный заслон прописки. Да и армию вести на
Москву, для этого нужно быть Наполеоном. А он уже давно не Наполеон. У
него другое имя, другая фамилия. Да и должность другая: заведующий
прачечной. Только дух остался прежний. Наполеоновский дух.
Духу, конечно, спокойней в директоре прачечной. Сколько с этими
победоносными войнами хлопот! Сам заведующий, правда, не стирает, но когда
он собирает тех, кто стирает, и обращается к ним с привычным воззванием:
"Сорок веков смотрят на вас с этих пирамид!" - простирая руку к горам
грязн



Назад