28e4ee37

Кривин Феликс Давидович - Четвертая Стихия



Ф. КРИВИН
ЧЕТВЕРТАЯ СТИХИЯ
Первыми птицами были не птицы. Первыми птицами были насекомые.
Это может вызвать недоверие: дескать, как же это? Такие маленькие - и не
побоялись летать? А вот не побоялись.1
Когда предки насекомых высадились на суше, на ней не было ни души, то есть
буквально никого из представителей животного мира. Все представители животного
мира представительствовали в воде и даже помыслить не могли2, чтобы пуститься
в рискованное плавание по суше. Неизвестность пугает, известность
разочаровывает. Предки насекомых прошли этот путь - от страха к разочарованию.
Земля их разочаровала. Она оказалась совсем не такой, какой рисовалась в
воде, - нужно все же учесть, что это была земля Палеозойской эры. Всего три
континента, вместо современных пяти, с довольно убогой первобытной
растительностью, которая не могла удовлетворить растущих потребностей
обитателей суши. Однако пути назад не было: все пройденные пути повысыхали.
Суша состояла из бывших морей и рек, приспособившихся к сухопутному
существованию. И растения суши при ближайшем рассмотрении оказались бывшими
водорослями, потерпевшими бедствие на земле. С этого, собственно, и началась
дружба растений и насекомых, дошедшая до того, что они совершенно не могут
друг без друга существовать. Предки насекомых были рады встретить на суше
своих, а растения рады были порасспрашивать, как там сейчас в воде,
повспоминать, как это было раньше.
Собирались у растений, которые имели, где принимать (помаленьку они
обживались на суше). Собирались в листве растений, рассаживались на ветвях, и
начинались воспоминания.
- Когда привыкнешь к воде, трудно без воды обходиться. Одна надежда на
дождь... Вот когда мы были водорослями...
- Это в воде-то? Да что вы сравниваете! Вода - это все же вода, а не суша.
Особенно трудно было привыкнуть к частой смене температуры. В воде нет
таких резких перепадов, там температура более-менее постоянная. А здесь днем
запасайся теплом на ночь, сохраняй тепло, удерживай. А не можешь - сам себя
согревай3.
Миллионы лет сменялись миллионами лет, на суше появились новые переселенцы
из моря. Предки насекомых сменились потомками-насекомыми и до конца своих дней
не могли забыть о воде.
- Если вам будет трудно, - завещали они своим потомкам, - возвращайтесь.
Не забывайте, откуда вы вышли, возвращайтесь в родные края.
И еще завещали предки: - Держитесь растений. Они наши, они бывшие
водоросли, лучше их на земле вас никто не поймет.
Век Земноводных наступил и прошел, за ним наступил век Пресмыкающихся. Это
были все чужие века, во всяком случае чужие для насекомых.
Появилось новое понятие: насекомоядные. Насекомоядные - это те, которые
едят насекомых. Это считалось естественным, за это не наказывали и даже не
осуждали. Ни один закон не был на стороне насекомых, все законы были на
противоположной стороне. Но, может быть, кончится век Пресмыкающихся и
наступит век Насекомых? Ведь должен же когда-нибудь он наступить!
Способность самостоятельно действовать не всегда помогала, иногда полезно
было не действовать, сосредоточиться, уйти в себя4. Чтобы потом с новыми
силами спасаться от преследования, искать убежища и защиты.
Насекомые искали убежища у растений, которые уже совершенно освоились на
земле и высоко подняли свои кроны. Эти кроны доставали до неба, и они
рассказывали о небе всякие чудеса. Что там нет ни одного пресмыкающегося и
даже ни одного земноводного. В это трудно было поверить, но должны же где-то
быть такие места. До



Назад