28e4ee37

Кривич Михаил & Ольгин Ольгерд - Не Может Быть



Михаил Кривич, Ольгерт Ольгин
Не может быть
За бронированной стеной подземного коридора тихо жужжали колонны
синтеза. Каждые три минуты - хоть проверяй часы - контору сотрясал грохот:
свежая партия нефти низвергалась в хранилище.
Мастер приоткрыл базальтовую дверь своего кабинета и, склонив набок
голову-треуголку, прислушался к ровному гулу. "Надо бы сделать
профилактику", - подумал он. Но этим займется уже его сменщик, который,
должно быть, сидит сейчас в мягком кресле на борту "Пришельца-154" и
листает руководство по черному и белому синтезу. Отличная книга! А вторая
ее глава "Способы обеспечения незаметности при изготовлении в земных
условиях вязких горючих жидкостей" не уступит хорошей детективной поэме...
Из динамика раздался мелодичный хруст: начиналось диспетчерское. Шеф,
как всегда, запросил сначала группу реализации. Выслушав сводку суточного
сбыта, он распорядился:
- Снимите часть с каспийского шельфа и подкиньте на север - им надо
выполнять повышенные обязательства. И не забудьте о Венесуэле, у них
запасы на исходе. Группа синтеза, что у вас?
- Претензии к группе сырья, - ответил Мастер. - Гонят сплошную серу,
очищать не успеваю. Так мы им всю атмосферу погубим. Сернистый газ и все
такое...
- Претензию записал, - сказал Шеф и включил группу удовлетворения
разведки.
- За сутки, - сообщил радостный голос, - они прошли в общей сложности
аж 13545 метров. Восемь скважин достигли пятикилометровой отметки.
Разрешите подать им нефть?
- Не горячись, - сказал Шеф. - Пусть еще денек посверлят. А там
подавай, только понемногу, как в инструкции сказано.
Все шло обычным чередом. Кто-то никак не мог вырвать у снабженцев давно
разнаряженный газовый конденсат, нерасторопный диспетчер заслал в Африку
бурый уголь вместо каменного, на восьмом участке перестарались и чуть было
не погнали в скважину чистейший керосин двойной ректификации...
Мастер выключил селектор и занялся текущими делами. Лишь к полудню он
смог наконец разогнуть спину. "Сейчас бы горяченького", - подумал Мастер,
и в ту же минуту, будто получив телепатический сигнал (что совершенно
невозможно в этих катакомбах), в кабинет вошел Калькулятор с дымящейся
чашечкой на подносе. Мастер откровенно симпатизировал этому парню: помимо
умения выполнять в уме все девять действий арифметики, он обладал еще
качеством, бесценным в длительных командировках, - бесподобно заваривал
хину.
Прихлебывая бодрящий напиток. Мастер любовался ладной, изящно
расширенной в талии фигурой юноши. "А я вот старею, худею, - думал он. - В
такой суете разве за талией уследишь..." Как будто для того, чтобы
подтвердить горькую правду о суете, зажегся сигнал срочного вызова,
торопливый голос объяснил Мастеру, что на экспериментальной колонне близ
Кракатау сорвало заглушку и пары полезли наружу, пугая местное население.
Такое случалось уже не впервые: колонны серии "ВВВ-С", установленные на
Японских островах, в Исландии и еще где-то, время от времени барахлили и
ломались, а выработку давали чепуховую, кот наплакал, стыдно людям
показать.
Мастер послал на Кракатау двух техников по герметизации, а также агента
тайной службы, отвечающего за маскировку объектов, и в ожидании известий
попросил Калькулятора приготовить еще чашку напитка.
- Я давно хочу спросить у вас, Мастер, - сказал юноша, наливая заварку,
- но все не решаюсь. Во что нам обходится вся эта филантропия и зачем она
понадобилась? Проку-то с этого мы никакого не имеем. Они и в пришельцев не
верят...
- Кон



Назад