28e4ee37

Крик Владимир - Чеpеда Беспpестанных Событий



Крик Владимир
ЧЕРЕДА БЕСПРЕСТАHHЫХ СОБЫТИЙ
Долгий и пронзительный женский визг. Он раздирает барабанные перепонки,
он давит на глаза, а самое главное, на мозг. Причем, визг постепенно повы-
шается по частоте и начинает вступать в резонансные колебания с моей череп-
ной коробкой, а это сейчас самое мое чувствительное место.
Даже не представляю, почему меня, находящегося в хмельном тумане и
страдающего от уже неизбежно надвигающегося похмелья, будят так жестоко и
таким образом. Вроде будильник не ломался, а что бы бабы над ухом визжали,
таких еще услуг, мне кажется, еще не предоставляют.
Звук постепенно стал материализовываться. Я стал ощущать, как одеяло
стало медленно сползать с моих бренных останков, которые давно уже не знали
хорошей физической нагрузки. Плюс ко всему, меня еще кто-то ощутимо больно
лягнул в бок, от чего мне пришлось открыть глаза.
В глаза ударил свет. Возможно кому-то его бы показалось мало, например,
что бы прочитать газету, но меня он больно резанул по глазам. В голове сра-
зу же забили набат десяток Царь-колоколов. Очень и очень осторожно я стал
поднимать голову с подушки, наволочка которой давно уже просилась в починку
и стирку.
Растрепанная молодая женщина сидела на кровати, перед этим она, как я
понял, лежала рядом со мной, и истошно вопила. Черт возьми, откуда у нее
столько воздуха в легких. Рот извергающий этот ужасный визг, был перекошен,
на губах явственно были видны остатки размазанной помады, на одной щеке
чернел подтек туши. Лоб пересекли морщины, а вся она раскраснелась от
выражения переполняющих ее чувств.
Вся ее поза представляла собой жалкое зрелище. Она пыталась брезгливо
сложиться сама в себя, словно игрушечный робот-трансформер, одновременно
кутаясь и заворачиваясь в одеяло. Вот куда оно поползло!
То ли ей это надоело, то ли воздух в ее легких подошел к концу, то ли
она заметила, что я подал какие-то признаки жизни, но она перестала истошно
вопить и зло уставилась на меня.
- У тебя здесь мыши! - визгливо крикнула она. - Она только что пробежа-
ла по мне, сделай хоть что-нибудь.
Если бы она знала, как мне было плохо с перепою. Во рту горчила засто-
явшаяся слюна, конечности подрагивали, желудок ныл, но больше всего беспо-
коила голова. Как я понял, ее мое состояние совсем не беспокоило, поэтому
она меня толкнула еще раз, в надежде что я сейчас ринусь и поймаю ей эту
проклятую мышь.
От толчка у меня дернулась голова, которая тут же незамедлительно отда-
лась болью по всему позвоночнику, словно по линии связи.
- Осторожнее... - прошипел я, хотев добавить ее имя, но почему-то в
этот момент я не мог его вспомнить.
Из горизонтального положения я занял сидячее и обхватил голову руками.
Hесмотря на свое состояние я чувство юмора не потерял и осторожно усмехнул-
ся. Предмет моей насмешки был мой наряд, в котором я отдыхал с этой шумной
девицей.
Hа мне была футболка, с отвисшем воротом, которую давно бы надо было
постирать, и носки. Трусов не было, их не было и поблизости. Hадо же, ока-
зывается у меня с этой пароходной сиреной была ночь любви.
Девушка толкнула меня еще раз, на этот раз посильнее. Я слегка зацепил-
ся подбородком за поднятую коленку и от этого голова пошла кругом.
- Слушай... - опять не могу вспомнить ее имя, - У меня здесь не только
мыши, но еще и тараканы, так что успокойся. К тому же ты орешь так, что у
этого мышонка уже случился разрыв сердца. Помолчи, пожалуйста, - как можно
тверже сказал я.
Она сразу же затихла. Положив руки на ск



Назад