28e4ee37

Кричевский Виталий - Цена Этого Мира



Виталий КРИЧЕВСКИЙ
ЦЕНА ЭТОГО МИРА
Фантастический рассказ
- Настоящие чудеса, - проговорил
продавец. - Без подделок.
- На мой вкус они даже чересчур
настоящие, - сказал я.
Г. Уэллс. "Волшебная лавка".
Небо грохнуло и развалилось над головой. По ущельям Старого города
дунул ветер, бросил в лицо пыль и мусор.
Юрий Борисович оглянулся. Вокруг него не было уже ни души, а сзади,
возле универмага, последние пешеходы неслись со всех ног, ища укрытия.
Разбегался народ - гроза надвигалась нешуточная.
"Успею", - подумал Юрий Борисович. Быстро, почти бегом, он прошел
мимо увитой плющом стены и, подгоняемый редкими, но увесистыми каплями,
свернул за угол и ринулся к ломбарду. Он рванул желтую отполированную
ручку, наискось пересекавшую дверь. Дверь не дрогнула. Тотчас же у него
над головой вновь страшно ударило и полило сплошными потоками.
Юрий Борисович испуганно прислонился к двери, крепко прижав к животу
плотный бумажный пакет и чувствуя спиной, как сквозь рубашку проникает
неприятный холод. Ветер крутил водяные столбы. Жесткий булыжник мостовой
стеклянно заструился. Размытыми и чуть таинственными под сильный шум дождя
стали и очертания противоположного дома, хотя до него не было и десятка
метров. Там открылась дверь. Из нее, почти полностью скрытый пеленой
дождя, высунулся человек и призывно махнул рукой.
- Юрий Борисович! - громко закричал человек, перекрывая шум дождя. -
Идите сюда! Вы же совсем промокли! Идите!
Юрий Борисович вздрогнул, понял, что обращаются к нему, удивился, но
тут же сообразил, что приглашение нельзя отвергать ни в коем случае.
Больше всего он боялся за содержимое своего пакета. Пригибаясь, кинулся к
своему спасителю и юркнул в приоткрытую дверь, и в ту же секунду дождь
совсем уж как будто взбесился.
Дверь за Юрием Борисовичем захлопнулась сама, подтянутая могучей
пружиной, и он остановился на пороге. С одежды его обильно текло.
Юрий Борисович твердо ожидал увидеть в этой конторе знакомого (кто же
еще, как не знакомый, мог проявить такую заботу, так по-простецки
окликнуть его, предложить надежное укрытие от непогоды?). Но, к его
изумлению, человек, так запросто позвавший его по имени и отчеству, не
только не был ему знаком, но и в крут знакомых не мог входить ни в коем
случае. Был он высок, толст, чернобород, кучеряв и по обеим сторонам его
головы совершенно явственно торчали крученые рожки.
Юрий Борисович - совершенно современный человек, и хотя он верит в
тибетскую медицину, но всякую чертовщину и мистику отвергает с гневом и
презрением, как и положено. Но тут... Что тут скажешь?!
Однако выскочить обратно под дождь хозяин помещения Юрию Борисовичу
не дал. Приветливо улыбаясь толстыми красными губами, он ухватил гостя под
локоток и зарокотал любезно:
- Ужасная, ужасная погода! Сейчас, дорогой Юрий Борисович, вы
переоденетесь, обсохнете, и мы продолжим наше в высшей степени приятное
знакомство. И не спорьте, не спорьте! Никаких возражений я не принимаю!
Юрий Борисович, ошеломленный натиском, сопротивлялся слабо, и вскоре
был освобожден от раскисшего своего свертка, от промокшей одежды, облачен
в сухой и просторный махровый халат, согрет глотком горячего вина, и
только тут туман в его голове, вызванный и неудачей, и странным
знакомством, стал потихоньку рассеиваться. Юрий Борисович смог наконец
посмотреть кругом достаточно трезвыми глазами. Он с тайным облегчением
убедился, что гостеприимный его хозяин вовсе не черт, как могло бы
показаться в первый момент (Нет, нет!



Назад