28e4ee37

Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Квадрат Пегаса



Сигизмунд Доминикович Кржижановский
Квадрат Пегаса
I. Звезды
Звезде ? в созвездии Квадрата Пегаса было совершенно безразлично:
отразиться в рефлекторе Гринвической обсерватории, окунуть луч в лужу или
наконец ткнуть тем же лучом в зрачки влюбленной пары, услужливо
подставленные под косой удар изумрудного альфова света.
И хотя звезде было, повторяю, все равно, у самых зрачков прозвучало:
- Посмотрите, Надя, на эту звездочку, ведь на нас она глядит! Не
правда ли?
После слов глаза перестроились: из **** в **. Два квадрата -
гигантский яркий и крохотный мутный - мерцали всяк по своему, созерцая друг
друга, и был миг, когда звезды стали, как глаза, а глаза, как звезды.
Все это произошло в городке Здесевске, в чахлом палисаднике, что на
углу Дворянской и Дегтярного переулка, с 1 на 2 Мая n-1 года, в 11 1/2
ночи.
- И знаете, Надя, - продолжал голос,- вы думаете, мы в городке, среди
освещенных лампами домиков? Нет, мы среди звезд. Вот там кто-то идет по
мосткам. Остановить его, спросить: где ты? Скажет: в Здесевске. И не знает,
подлец, что не в Здесевске он, а во вселенной. Ведь вот, подумать только:
все звезды, сколько ни есть, смотрят на нас, а мы когда-когда глянем на
них? И то так - на полсекунды, случайно. Ведь это даже невежливо - не
отвечать на взгляд... Вы смеетесь, Наденька? Вселенная... Но у вас холодные
руки. Дайте, погрею.
На секунду в малом Квадратике Пегаса произошла космическая катастрофа:
две пары звезд сделали попытку слиться в двойную звезду: в Здесевске это
называется "поцелуй".
И опять: "Вселенная - Вселенной - Вселенную",- засклонял восторженный
голос.
Наденька молчала, но думала: "Пока - пусть, но в моем доме никаких там
вселенных - не потерплю".
II. Гнезда
Городок Здесевск, как и все провинциальные городки, представлял собой
моток спутанных улиц, продернутых то там, то тут, как нитки в иглы, то в
каланчу, то в колокольню; две-три тысячи обведенных белеными стенами,
прикрытых сверху красной и зеленой жестью счастий, каждое величиною в
три-четыре комнаты. Счастья перенумерованы, так что жителям Здесевска никак
и никуда не уйти от своих счастий, не перепутать их, не залезть не в свое
счастье.
К началу сентября n-го года человек и Наденька были помолвлены. Они
любили вечерние прогулки по опустевшим улицам умаявшегося за день городка:
ставни всюду были наглухо закрыты. Прохожие редки. Моросило. Дворовый пес,
сев на мокрых мостках тротуара и подняв голову, лаял в небо.
- Смотри, Наденька, пес лает на созвездие Пса, ха-ха! А вот и наш
старый знакомец - Квадрат Пегаса. Помнишь, Надя, тот майский вечер?..
- Пора домой. Сыро.
- Сейчас. А я вот иногда думаю: в небе звезды и в книгах черные
звездочки. По книжным звездочкам отыскивают примечание, внизу, под текстом.
А по синим? Может быть, каждый из нас будет отыскан по его звезде...
- Домой пора. Поздно.
- Идем, идем, мое маленькое примечаньице.
Повернули назад. Шли меж задвинутых болтами ставен.
- А вдруг, Наденька, там в домах все умерли? Давно умерли. И мы с
тобой, еще живые, среди трупов? А?
Прижались плечом к плечу: так правда притворялась фантазмом.
Сидя на мокрых скрипучих мостках, задрав в выси голову, дворовый пес
печально лаял о чем-то дальнему звездному Псу.
Неделю спустя в дом № 6-А по Дегтярному переулку, под личным
наблюдением Наденькиной матери, был внесен, тщательно собран - свинчен и
поставлен на четыре лакированных ноги - огромный и сложный инструмент:
двуспальная кровать. Лица у людей свинчивающих - ставящ



Назад