28e4ee37

Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Неукушенный Локоть



Сигизмунд Доминикович Кржижановский
Неукушенный локоть
Вся эта история так бы и осталась запрятанной под крахмальной манжетой
и рукавом пиджака, если б не "Еженедельное обозрение". "Еженедельное
обозрение" предприняло анкету: "Ваш любимый писатель, ваш средний недельный
заработок, в чем цель вашей жизни", разосланную при очередном номере
подписчикам. Среди множества заполненных анкет (у "Обозрения" был .огромный
тираж) при сортировке материала был обнаружен бланк за № 11111, который,
пространствовав по пальцам разборщиков, так и не нашел себе подходящей
папки: на бланке № 11111 против графы "Средний заработок" было проставлено:
- "0", а против "В чем цель вашей жизни" - четкими круглыми буквами:
"Укусить себя за локоть".
Бланк за разъяснениями был отправлен к секретарю; от секретаря - под
круглые, в черной оправе очки редактора. Редактор ткнул в звонковую кнопку,
курьер прибежал, затем забегал,- и через минуту бланк, сложенный вчетверо,
полез в карман к репортеру, получившему дополнительно и словесную
инструкцию:
- Говорите с ним тоном лёгкой шутки и постарайтесь раскусить смысл:
что это - символ или романтическая ирония? Ну, там, вообще, вы понимаете...
Репортер изъявил понимание и тотчас отправился по адресу,
проставленному вдоль нижнего края бланка.
Трамвай довез его до последней окраинной останов-, ки; затем зигзаги
узкой лестницы долго вели его под самую крышу; наконец он постучал в дверь
и стал дожидаться, ответа. Ответа не последовало. Еще стук, еще ожидание -
репортер нажал ладонью дверь - она подалась, и глазам его предстало
следующее: нищая комната, заклоплённые стены, стол и деревянная лежанка; на
столе - отстегнутая манжета; на лежанке - человек с заголенной рукой и
ртом, подобравшимся к сгибу локтя.
Человек, погруженный в свое, не слышал, очевидно, ни стуков в дверь,
ни шагов, и только громкий голос вошедшего заставил его -поднять голову.
Тут репортер увидел на руке № 11111, в двух-трех дюймах от выставившегося
навстречу ему острого локтя, несколько царапин и след от укуса. Интервьюер
не переносил вида крови и, отвернувшись, спросил:
- Вы, кажется, всерьез, то есть, я хочу сказать, без символики?
- Без.
- Романтическая ирония тут тоже как будто ни при чем...
- Анахронизм,- пробурчал локтекус и снова припал ртом к царапинам и
шрамам.
- Оставьте, ах, оставьте,- закричал интервьюер, зажимая глаза,- когда
я уйду, пожалуйста,- а пока не предоставите ли вы свой рот для краткой
информации? Скажите, и давно вы так?.. - и по блокноту зашуршал карандаш.
Кончив, репортер вышагнул за дверь, но тотчас же вернулся:
- Послушайте, укусить себя за локоть - хорошо, но ведь это же
недостижимо. Это никому не удавалось, все и -всегда терпели фиаско.
Подумали ли вы об этом, странный вы человек?
В ответ два мутных глаза из-под сжатых бровей и короткое:
- El possibile esta para los toutos16. Захлопнувшийся блокнот
приоткрылся:
- Простите, я не лингвист. Было бы желательно...
Но № 11111, очевидно, затосковав по своему локтю, прильнул ртом к
искусанной руке, и интервьюер, отдергиваясь глазами и всем телом, скатился
по зигзагам лестницы, кликнул авто и помчался назад в редакцию: в ближайшем
же номере "Еженедельного обозрения" появилась статейка, озаглавленная: "El
possibile esta para los toutos".
В статейке в тонах легкой шутки рассказывалось о наивном чудаке,
наивность которого граничит с... Тут "Обозрение", применив фигуру
умолчания, заканчивало назидательным изречением забытого португальского



Назад