28e4ee37

Крелин Юлий - От Мира Сего



ЮЛИЙ КРЕЛИН
ОТ МИРА СЕГО
Аннотация
Энергичный, волевой, самолюбивый Начальник, требующий во имя главной цели своей жизни — спасения людей — беспрекословного подчинения от помощников и учеников — таков главный герой повести Ю. Крелина \'\'От мира сего\'\'. Хирург по профессии, автор не замыкается, однако, в узкопрофессиональной, медицинской сфере и ставит в своей книге ряд важных проблем — социальных, семейных, нравственноэтических.
ПРОЛОГ
(Год — сорок пятый, лет — двадцать четыре)
— Ужасные вены. Никак не попаду.
— А жгут хорошо лежит?
— Посмотри.
— Попробуй в другую вену.
— Да все у него плохие.
— Девятое ранение. Всего уж истыкали, — включился раненый.
— Лежи, лежи. Привыкнуть уже должен.
— Легко говорить вам. Пока война — терпел. А сейчас не могу. Весь месяц только и думаю о доме.
— Нет, надо разрезать, найдем вену на глаз и перельем.
— Нет, нет. И не говорите. Не дам больше резать. Ни для чего. Ни для вены, ни для шмены. Всё. Сил нет.
— Но перелить надо.
— Не могу, — чуть не плачет раненый.
— Ну что ты там, черт рыжий, — включился в дискуссию еще один лежащий на соседнем перевязочном столе и ожидающий своей очереди. — Да пусть разрежут — быстрей же будет. Ждешь, ждешь — ято человек.
— А ты, сержант, молчи. — Плачущих ноток у первого как не бывало. — Тебя не спрашивают. Резатьто меня будут — и отвались. — Обругал соседа, и как будто легче стало.
— Может, ты попробуешь? — говорит сестра фельдшеру.
— Давай. Нука. А игла проходима? Все в порядке вроде. — Фельдшер склонился над рукой раненого с иглой в пальцах. — Вот зараза… Никак… Ну, а в эту вену… Опять…
Вошел врач.
— Товарищ майор, никак не можем. Попробуйте, а?
— Здрасьтепожалте, всю войну кололи — ничего, попадали. А сейчас? Что, домой, что ли, не терпится?
— Это уж точно, товарищ майор, — обрадовался, наверное, пониманию со стороны начальства фельдшер.
— Да ты ж лучше меня делаешь. Ну ладно, давай попробую. Иглато проходима?
— Попробуйте.
— Да. Хорошо. Ну, черт. Неудобно… Нет… Может, другую вену?.. Попал… помоему… а крови нет.
— Нет. Не попали.
— Не попали, не попали. Убери ты отсюда этот стояк с ампулой! Видишь же — мешает. Ох и бестолковые. Все на одном пятачке.

Нет. Никак не могу.
— Ну хватит, товарищ майор, ну завтра. — Раненый словно опять готов плакать.
— Завтра, завтра. Домой небось хочешь сегодня. Побыстрей, побыстрей. Сегодня надо перелить.

Зови начальника отделения. Пускай идет и колет.
Из коридора доносится: «Товарищ подполковник, товарищ майор в перевязочную просили зайти».
— Ну, чего еще?
— Дмитрий Михайлович, никак не можем в вену попасть. Попробуйте.
— Не можете — делайте венесекцию. Первый раз, что ли? Думаешь, война кончилась — кровь проливать уже нельзя? — Наверное, улыбается остроте, да под маской не видно.
— Нет уж! Не дам резать. Хватит. — Как только раненый становится агрессивным, голос его твердеет, словно у здорового. — Война кончилась. Колите или отпустите лучше вы меня в палату.

Ну что, от этой ампулы залетаю я, что ли?!
— Молчи, солдат, молчи. Мы знаем, что надо. Всяк норовит поучать. Ну ладно, давай попробую.

Да вы уж тут гематом наделали. Давай на другой руке. Нет — и здесь плохо. Пойдем на здоровую ногу.

А иглато проходима?
Фельдшер — старший лейтенант — стоит и отвечает небрежно, как может быть в армии только у медиков, наверное:
— Попробуйте.
— Да, хороша. Ах ты гадина! Скользит… Выскакивает изпод иглы. Венки и не заполнены вовсе.

Да кто ж так жгут затягивает! — притока крови нет совсем. Ты про артери



Назад