28e4ee37

Краснов Антон - Леннар 3



АНТОН КРАСНОВ, РОМАН ВАЛЕРЬЕВИЧ ЗЛОТНИКОВ
ЛЕННАР. ПСЕВДОНИМ БОГА
(ЛЕННАР #3)
В борьбу между Обращенными, которых возглавляет вернувшийся Леннар, и ланкарнакским Храмом вплетается третья сила – сардонары, секта, исповедующая культ мертвого бога. И начинается ужас, безвременье, в котором смешивается кровь правых и виноватых, рушатся мечты победителей и побежденных.
Это происходит в то самое время, когда «Арламдор», гигантский древний звездолет, несущий в своих недрах эту вырождающуюся цивилизацию, выходит на орбиту Луны; в то самое время, когда ведущие земные державы готовят проект «Дальний берег» – полет к огромному НЛО, не отвечающему на попытки землян установить контакт. Но едва ли хоть один разработчик проекта способен предположить, ЧТО ждет участников экспедиции внутри умирающего «Арламдора»…
Пролог
СВЯЩЕННЫЕ ЗНАКИ
Ближе к финалу описываемых событий
1
Голова слетела с плеч, мгновенно облепившись тонкой сеточкой брызг, и подкатилась к ступенькам помоста, застеленного толстой ворсистой тканью. В тот момент, когда окровавленный лоб коснулся ткани, на еще живом лице все более ширилась счастливая и нежная улыбка. Дрогнули уголки губ, и улыбка, замерев, осталась навсегда. Разнесся ритуальный возглас, исполненный высоким женским голосом:
– Он нашел! Будь славен путь Ищущих Его и освобождения!
Многоустый Акил, тот, кто шествует рядом с пророком, предводитель славных сардонаров, поднял взор к священной тверди небес и радостно вскинул руки.
В этот восход начался прекрасный праздник Священного червя, или Гареггойо, и день обещал стать очень насыщенным зрелищами, красочными и кровавыми обрядами и низведением жертвенных песнопений к столпу Символа веры. По случаю наступления празднества Акил с самого утра находился в прекрасном расположении духа и смеялся, запрокидывая голову и показывая тесно посаженные белые зубы.

А чего бы ему не смеяться. Ведь Он явно благоволит тем, кто на протяжении сотен и сотен лет был верен и непоколебим. Ибо как иначе можно объяснить, что те, кто давно считался мелкой и ничего не значащей сектой, как возглашали эти погрязшие в ереси и высокомерии святоши, «вошью на теле мира и Храма», ныне встали практически вровень с ними. И, Акил был совершенно уверен, что это вровень только пока…
Впрочем, сейчас было время не рассуждать, а праздновать. Акил опустил руки и повернул голову. Перед ним стоял молоденький воин в узких кожаных штанах, шнурованных на щиколотках и левом бедре, и с приятной улыбкой пропускал острейшее лезвие через собственную руку.

Проверив таким образом клинок на собственной плоти, он легко и умело подхватил отрубленную голову на кончик сабли и бросил ее в котел, из которого, словно танцующие завороженные змеи, тянулись, извиваясь и распадаясь на кольца, несколько струек металлически поблескивающего дыма. Акил неспешно выговорил:
– Ну, Илам, каков он, мир без боли?
Юноша, рассматривающий свою изуродованную ритуальным проколом руку, тонкую, мускулистую, с по-детски гладкой и нежной кожей, ответил со смешком:
– Как всегда, мудрый Акил, – светел, как имя Леннара, жаждущего Избавления!
При упоминании этого имени Акил оскалил зубы и, чуть привстав на своем месте, заговорил с тем отстраненным выражением и нараспев, что безошибочно свидетельствовало – сейчас он говорит не от своего имени, а от имени своего божества:
– «Те, кто внимает мне тайно или явно! Сколь долго должен я изнывать в темнице тела, избранного теми, кто ищет унизить меня? Темница бога – разрушь ее. Убей бога – освободи бога!»
В эт



Назад