28e4ee37

Красиков Сергей - Яркость Воображения



Сергей Красиков
Яркость воображения
Я думаю, не надо напоминать просвещенному читателю, что современная
российская литература воображения имеет свои корни в романе Ильи Камнезема
(творческий псевдоним Каменева и Зиновьева) "Наше славное будущее". Другое
дело - роман, первоначально изданный Шанхайской "Академией", впервые
полностью публикуется на родине. Такова уж историческая справедливость, все
яркое, запрещенное, не понятое современниками, в конце-концов вырывается на
свободу, становится общепринятой классикой.
Чем же не понравился тогдашним цензорам, а по большому счету и
правителям Великой России сей литературный труд? Все просто, сама посылка -
переворот, именуемый в тексте "Великой Октябрьской Социалистической
Революцией", приведший к становлению так называемого Союза Советских
Социалистических Республик (СССР) - не могла не вызвать раздражение власть
предержащих. Действительно, недавнее покушение на российскую
государственность, предотвращенное героическими усилиями российских и
британских спецслужб, было так свежо в памяти. Еще находились люди,
проливающие слезы над могилой одного из вождей большевиков - Ленина,
умершего от чахотки (как утверждают официальные источники) в Швейцарии, еще
приносили цветы к стенам Петропавловки, где были расстреляны Троцкий,
Дзержинский и другие социал-террористы. Надо сказать, что и сами авторы
имели отношение к партии большевиков, хотя впоследствии неоднократно
подчеркивали свою приверженность к гуманистическому построению совершенного
общества, именуемого ими самими "этическим социализмом".
Но, по большому счету, роман является не столько романом-утопией,
сколько дистопией, как принято выражаться в литературных кругах, романом
предупреждением о несбывшемся. Действительно, принятые было
критиками-недоучками за порнографию (которая сама по себе коренным образом
идет вразрез с российской культурой) описания насильственного обобществления
женщин, не являлись таковой - авторы, использовали технику "шоковой
терапии", дабы показать всю бесчеловечность большевистского эксперимента. С
другой стороны, описание тотального планирования развития общества может
многое дать современным политологам, столкнувшимся с проблемами
перенаселения, случаями африканского обезьяннего мора в тульской губернии и
прочими "радостями" нашей повседневной жизни. Решение проблем преступности,
распущенности в молодежной среде, денационализации культуры путем заключения
части населения в "трудовые лагеря" (где они трудились бы во благо нации,
попутно изучая современную позитивную философско-богоискательскую мысль)
имеет под собой определенные преимущества перед бесхребетным
морализаторством интеллигентствующих господ-торетиков.
Но ценность романа не столько в его мировоззренческой наполненности,
сколько в тщательной прорисовке героев в традициях Великой Российской
литературы, восходящей своими корнями к шедеврам Достоевского и Толстого.
Возьмем Асю - в начале романа, она девочка-подросток, вставшая на скользкую
дорожку проституции и наркомании, но ее перерождение в "трудовом лагере"
стало поистине аллегорией возвращения Духовности нации. Ася становится
образцовым членом общества, возвращается к истокам Великодержавной
Церковности и, назначение ее депутатом Государственного Собрания становится
естественным результатом трудного пути к Истине. Или Андрей Шишкевич -
интеллигент из хорошей семьи, причисляющий себя к интеллектуальной элите
общества, человек способный на Любовь, не может



Назад