28e4ee37     

Крапивин Владислав - Рассказы



Владислав Крапивин
Рассказы
АЛЫЕ ПЕРЬЯ СТРЕЛ
АЛЬФА БОЛЬШОЙ МЕДВЕДИЦЫ
БЕГСТВО РОГАТЫХ ВИКИНГОВ
ВОСЬМАЯ ЗВЕЗДА
ГВОЗДИ
ДАЛЕКИЕ ГОРНИСТЫ
ЗВЕЗДЫ ПОД ДОЖДЕМ
КАПИТАНЫ НЕ СМОТРЯТ НАЗАД
КОСТЕР
КРАСНЫЙ КЛИВЕР
МИННОЕ ЗАГРАЖДЕНИЕ
НАДПИСЬ НА БРАНДМАУЭРЕ
НАСТОЯЩЕЕ
ОСТРОВ ПРИВИДЕНИЯ
ПАЛОЧКИ ДЛЯ ВАСЬКИНОГО БАРАБАНА
ПЕРВЫЙ ШАГ
ПИСЬМО СЕВЕРНОЙ КОРОЛЕВЫ
ПЛАНШЕТ
ПОЧЕМУ ТАКОЕ ИМЯ?
ПУТЕШЕСТВЕННИКИ НЕ ПЛАЧУТ
РЕЙС "ОРИОНА"
РИСК
РУКАВИЦЫ
САМЫЙ МЛАДШИЙ
СИГНАЛ ГОРНИСТА
СНЕЖНАЯ ОБСЕРВАТОРИЯ
СТРАНА СИНЕЙ ЧАЙКИ
ТАБАКЕРКА ИЗ БУХТЫ ПОРТ-ДЖЕКСОН
ТРОЕ С БАРАБАНОМ
ШТУРМАН КОНОПЛЁВ
Я ИДУ ВСТРЕЧАТЬ БРАТА
Владислав Крапивин
ПОЧЕМУ ТАКОЕ ИМЯ?
Рассказы. 1960 - 1963 гг
ПОЧЕМУ ТАКОЕ ИМЯ?
Тоник, Тимка и Римма возвращались с последнего детского
киносеанса из клуба судостроителей.
- Далеко до моста, - сказал Тимка. - Айда на берег. Может,
кто-нибудь перевезёт.
- Попадёт, если дома узнают, - засомневался Тоник.
Римма презрительно вытянула губы:
- Мне не попадёт.
- Он всегда боится: "Нельзя, не разрешают..." Петька и тот не
боится никогда, - проворчал Тимка. - Пойдёшь?
Тоник пошёл. Уж если маленький Петька, сосед Тоника, не боится,
то ничего не поделаешь.
Обходя штабеля мокрого леса и перевёрнутые лодки, они выбрались
к воде. Было начало лета, река разлилась и кое-где подошла вплотную
к домам, подмывала заборы. Коричневая от размытого песка и глины,
она несла брёвна и обрывки плотов.
По середине реки двигалась моторка.
- Везёт нам, - сказал Тимка. - Вон Мухин едет. Я его знаю.
- Какой Мухин? Инструктор ДОСААФ? - поинтересовалась Римка.
- Ага. Его брат в нашем классе учится.
Они хором несколько раз позвали Мухина, прежде чем он помахал
кепкой и повернул к берегу.
- Как жизнь, рыжие? - приветствовал ребят Мухин. - На ту
сторону?
Рыжей была только Римка.
- Сами-то вы красивый? - язвительно спросила она.
- А как же! Поехали.
- Женя, дай маленько порулить, - начал просить Тимка. - Ну,
дай, Жень!
- На брёвна не посади нас, - предупредил Мухин.
Тимка заулыбался и стиснул в ладонях рукоятку руля. Всё было
хорошо. Через несколько минут Тимка развернул лодку против течения и
повёл её вдоль плотов, которые тянулись с правого берега.
- Ставь к волне! - закричал вдруг Мухин.
Отбрасывая крутые гребни, мимо проходил буксирный катер. Тимка
растерялся. Он рванул руль, но не в ту сторону. Лодка ударилась
носом о плот. Тоник ничего не успел сообразить. Он сидел впереди и
сразу вылетел на плот. Скорость была большой, и Тоник проехал
поперёк плота, как по громадному ксилофону, пересчитав локтями и
коленками каждое брёвнышко.
Мухин обругал Тимку, отобрал руль и крикнул Тонику:
- Стукнулся, пацан? Ну, садись!
- Ладно, мы отсюда доберёмся, - сказала Римка и прыгнула на
плот. За ней молча вылез Тимка.
Тоник сидел на брёвнах и всхлипывал. Боль была такая, что он
даже не сдерживал слёз.
- Разнюнился, ребёночек, - вдруг разозлился Тимка. - Подумаешь,
локоть расцарапал.
- Тебе бы так, - заступилась Римка. - Рулевой "Сено-солома"...
- А он хуже девчонки... То-о-нечка, - противно запел Тимка.
Теперь Тоник всхлипнул от обиды. Кое-как он поднялся и в упор
поглядел на Тимку. Когда Тимка начинал дразниться, он становился
противным: глаза делались маленькими, белёсые брови уползали на лоб,
губы оттопыривались... Так бы и треснул его.
Тоник повернулся, хромая, перешёл на берег, и стал подниматься
на обрыв по тропинке, едва заметной среди конопли и бурьяна.
В переулке, у водонапорной колонки он вымыл лицо, а дома
поскорей натяну



Назад