28e4ee37

Крапивин Владислав - Прохождение Венеры По Диску Солнца



ВЛАДИСЛАВ КРАПИВИН
ПРОХОЖДЕНИЕ ВЕНЕРЫ ПО ДИСКУ СОЛНЦА
Аннотация
Перед вами новая книга легендарного писателя Владислава Крапивина, патриарха отечественной фантастики, на романтических и пронзительных произведениях которого выросло уже не одно поколение читателей.
В моменты, когда жизнь, стремительно набирая скорость, несется под откос, остается только надеяться на чудо. И чудо приходит — в лице ангела-хранителя по имени Вовка. Как и положено ангелу, он быстро решит все проблемы.

Добудет из воздуха необходимые деньги, разбудит совесть в местном олигархе, вернет из небытия сгоряча уничтоженную фантастическую повесть о прохождении Венеры через диск Солнца, защитит от шальной пули… Но кто защитит самого Вовку?
Часть первая.
Ангел-хранитель Вовка
1
Револьвер был итальянской системы «Пикколо». В точности как настоящий. Только вместо медных патронов — стеклянные баллончики со сжатым воздухом.

Хлопал он оглушительно, бил пластмассовыми пулями крепко, но застрелиться из него было все-таки невозможно. Я и не пробовал. Вместо этого лежал на тахте и стрелял по фужерам.
Эти фужеры мы купили с Лидией год назад, когда наконец решили расписаться в загсе. Дюжина тонких-звонких красавцев всяких дымчатых расцветок — от нежно-лиловой до темно-розовой. Они стояли шеренгой за стеклом посудного шкафа.

Стекло разлетелось от первого выстрела, а сейчас разлетались сами наши любимцы. Я старался перешибать ножки, но это удалось всего два раза. Чаще пули разносили верхнюю часть фужера или вообще летели мимо — делали лучистые дыры в зеркальной задней стенке.

После восьми выстрелов были уничтожены пять тонконогих бокалов. Я перезарядил барабан. Я расстреливал собственную прежнюю жизнь. Ни злости, ни отчаяния, ни дурацких надежд уже не осталось.

Все перегорело. В душе сидело только тупое «наплевать». И этакая безбоязненная мрачность, когда говоришь судьбе: «Ну давай, давай.

Что еще? Чем хуже, тем лучше…» Хотя какое могло быть «лучше»… Лишь изредка, будто одинокие пузырьки, всплывали остатки эмоций, и я шепотом говорил:
— С-сука…
Это — по адресу Стаса Махневского. Бывшего лучшего друга. Ну… пусть не друга, но хорошего приятеля. Со школьных времен. Он всегда относился ко мне по-доброму, хотя и со снисходительной ноткой.

Заступался в седьмом классе, когда приставали и дразнили До центом. Дурацкая старая поговорка: «Сто про центов до центов ходят с портфеля ми».

Вообще-то таких, как я, сутулых книгочеев и «полуотличников» называют ботаниками, но ко мне кличка прилипла из-за отцовского портфеля. В ту пору никто уже с портфелями не ходил — рюкзаки там или всякие модерновые сумки. А я ходил.

В память об отце, ну и… ради принципа, что ли. Потом, в старших классах, дразнилки как-то угасли, прозвище подзабылось, а Стас нет-нет да окликал меня До центом. Но я не обижался, понимал — дружеская шутка.
После школы мы потеряли друг друга, а после института и армии я оказался в этом «почти столичном» городе и узнал, что Стас тоже здесь. Совладелец концерна «Дешевые рынки». Ну, законтачили снова.

Один раз он помог даже ссудой, когда мы с ребятами из распавшейся газеты «Звонкое утро» затеяли журнал с тем же названием. Для школьников, которые еще не потеряли вкуса к чтению.
Таких читателей в жизни осталось не так уж много, однако сперва дела пошли неплохо. Мы выпустили три номера, напечатали там крутую фантастику местного молодого таланта Игоря Шведкина и повесть Юлия Блада «Беседка над обрывом» — от нее балдели девицы с шестого по одиннадцатый класс. Пришла пора наращивать



Назад