28e4ee37

Крапивин Владислав - Дырчатая Луна (Сказки Безлюдных Пространств - 1)



Владислав КРАПИВИН
ДЫРЧАТАЯ ЛУНА
ПЕРВАЯ ЧАСТЬ
БУХТА, О КОТОРОЙ НИКТО НЕ ЗНАЕТ
Желтая нитка
Четвертому "А" повезло. Почему-то не пришел учитель физкультуры, и
два последних урока отменили.
Народ весело загалдел и помчался из школы: кто домой, кто на пляж.
Первые дни сентября в здешних местах - это еще полное лето. Море сияло
спокойной синевой, желтые древние камни пахли жарко и сухо.
Гайка Малютина пошла от школы одна. Здешних ребят она пока знала
плохо и не то чтобы стеснялась, а не хотела показаться слишком
приставучей.
От крыльца вела густая каштановая аллея. Поглядывая перед собой.
Гайка шагала по ракушечным плитам, заляпанным круглыми солнечными
пятнами. На плитах валялась колючая кожура каштанов. Здесь было еще
прохладно, а впереди, где аллея кончалась, полыхал белый солнечный жар.
Гайка уже не первый раз позавидовала мальчишкам: их не заставляют ходить
в школьных костюмах. А девочкам сказали: "Вам полагается носить
форменные платья и фартучки". Многие, правда, не слушались и приходили в
школу кто в чем, но Гайка была новенькая. Мама говорила, что новеньким
нельзя так сразу нарушать правила.
Солнечный жар был все ближе. Аллея выводила на бугристые пустыри,
которые заросли серой полынью, сурепкой и грудами непролазного дрока. По
пустырям ветвисто разбегались тропинки, они вели к береговым обрывам.
Поскольку на Гайку свалились полтора часа свободного времени, она
решила подгулять по берегу. Несмотря иа жару. Здешние места были ей
почти незвакомы, а незнакомое - оно всегда манит к себе.
Вообще-то Гайке запрещалось ходить к морю одной. "Потому что мало ли
что", - говорила мама. Но Гайка успокоила совесть, сказав себе, что
будет не одна. Вон впереди шагает в ту же сторону мальчишка. Тоже
четвероклассник, только не из Гайкиною класса, а из параллельного, из
"Б". Они даже чуточку знакомы. Вернее, Гайка знает его фамилию. Слышала,
как ребята его окликали: "Эй, Гулькин! "
Гайка приметила Гулькина еще в первый день. Потому, что у мальчишки
был странный взгляд. Столкнувшись в коридоре или на дворе, он смотрел
вроде бы и прямо на тебя и в то же время чуточку в сторону. Словно видел
рядом что-то еще - понятное и заметное только ему. В общем, с загадкой
были его желтовато-серые глаза. Хотя, возможно, Гайке это просто
чудилось. Фантазий-то в голове у нее хватало.
А кроме глаз, ничего загадочного в Гулькине вовсе даже не было. Самый
обыкновенный. Совершенно белобрысый, но, видимо, не от природы, а от
южного солнца. У многих русых мальчишек волосы здесь летом выгорают
добела...
Гулькин ровно шагал, не оглядывался. Гайка - следом, но на
достаточном расстоянии, чтобы казаться независимой. Потому что больно
нужен ей этот Гулькин! Просто надо, чтобы в случае чего она могла
сказать: "Я гуляла не одна... "
Гулькин остановился у плоского камня-песчаника. Поставил на него
ранец. Стянул белую рубашку и, скомкав, спрятал в ранце. "Вот неряха, не
может свернуть аккуратно... " Потом Гулькин стряхнул сандалии и тоже
сунул в ранец. А белые носочки запихал в карманы на шортах
неопределенно-пыльною цвета. И, не оглядываясь, пошел дальше - босой,
тощий. Коричневый, как лакированная стойка этажерки. Потертый синий
ранец он теперь держал за ручку и помахивал им по верхушкам полыни.
Гайка шла шагах в двадцати и смотрела Гулькину в спину. Спина была с
глубоким желобком и треугольными торчащими лопатками. Они ритмично
двигались. Гайка поймала себя на том, что глядит на эти лопатки чересчур
пристально. Испугалась,



Назад